ЗАВЕТНАЯ МЕЧТА


В некотором царстве, в надводном государстве, на много ни мало, а 419 дивных лет назад, источник поведал всему миру о речке Нытва. Много воды утекло с тех времен, но история эта живет и по ныне…


 


 


Глава 1 . ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ


Солнечный Зайка тихо притаился на подушке своего друга. Ему так не терпелось первым поздравить Зелеводу с его Днем рождения, что он выпустил вездесущий лучик и пощекотал им спящий нос своего самого лучшего друга. Зелевода чихнул, и тут же ввысь, на поверхность воды, устремился хрустальный пузырек воздуха, а в нем сидела маленькая бабочка, с красивейшими крылышками. Да, у сына королевской четы, Пруда Великовича и зеленоглазой красавицы Речки Нытва, был такой природный дар – от его чиха рождались маленькие чудесные бабочки с тончайшими муаровыми крылышками.


В зависимости от времени суток, когда Зелеводе вздумалось чихнуть, крылья бабочек имели разный оттенок: утром – золотисто-алый, днем – оранжево-желтый, вечером – голубовато-зеленый, а ночью – фиолетово-синий. Их в подводном Королевстве так и называли – Чихухоньки. Согласно ежегодному пересчету, который был поручен главному распорядителю Нытвенского Подводного Королевства, премногоуважаемому Сому Инвесткапиталову – золотисто-алых рождалось больше. Этот факт пытались списать на то, что рано по утру, старый ворчливый Рак Клешноликин, с излишним усердием перетаскивает по дну свой развалившейся домик, и тем самым мутит воду, от чего у чувствительного Зелеводы начинается зуд и чих. Бедолагу Рака даже хотели отселить в канал, поближе к заводу – пусть коптят напару. Поэтому Зайке пришлось честно рассказать о своих утренних проделках, ведь его светлая душа не могла допустить несправедливость.


Правда золотисто-алые год от году все равно превалировали в численности…


Одна незадача, жить Чихухоньки могли только на суши. Поэтому забота об этих нежных созданиях была доверена троюродной тетке Зелеводы по материнской линии – фее Нытвенского леса Медунице Добрейшевне. Результат многочисленных трудов феи и ее помощников, можно увидеть на ежегодном фестивале Белая кувшинка, во время роспуска нежнейшего водного цветка. И на празднике Утиная забота. Именно там чествуют приемных лесных и водяных мам, которые приютили под свое крыло, плавник и лапу до нескольких десятков осиротевших детишек! Чихухоньки тогда так раскрываются во всей своей красе, что посмотреть на это незабываемое зрелище сплываются и сползаются со всех истоков и устьев, русел и течений.


 


 


Глава 2. В ОКРУЖЕНИИ ЛЮБВИ И ЗАБОТЫ


Зелевода открыл глаза и тут же сощурился – Зайка от радости включил всю свою солнечную батарею и озарил комнату подводного принца самым теплым и дружеским светом. Вот также, 100 лет назад (а по человеческим меркам – это всего лишь 10 лет), Солнечный Зайка совершал утреннюю пробежку по мягкому илистому дну Прудовых угодий и услышал мелодичное бульканье, доносившееся из одной королевских комнат, где жила счастливая супруга подводного короля Пруда Великовича – зеленоокая речка Нытва. Все Нытвенское Подводное Королевство бурлило в ожидании рождения первенца королевской четы. Знатоки поговаривали, что малыш должен быть очень необычным, совсем не таким, каким бывает результат союза двух водных влюбленных. Во – первых, в будущем наследнике намешано столько различной, и даже загадочной крови, как со стороны отца, так и со стороны матери, что говорить о простой непосредственности даже не приходится. А во- вторых, всю свою беременность счастливая будущая мать


проводила в окружении доброты, мира, согласия, коими ее обеспечивал заботливый муж.


Придворный повар Карп Вкуснятенных, с большим удовольствием готовил для будущей матери полезную и здоровую пищу. Рецепты он брал из старинной поваренной книги, которую однажды обронил в воду уснувший студент – он так усердно готовился к экзаменам, что, вдохновившись видами природы и чтением вековых кулинарных шедевров, уснул. Хорошо хоть сам сухоньким остался. Каждое кушанье искусный повар украшал изысканными завитушками из водорослевого джема, которые приводили Королеву в восторг, и она съедала все до последней крошечки, несмотря на специфический вкус.


В распорядке дня у будущей матери значились: прогулки по подводному саду, уроки вокала, занятия по танцам, изобразительному искусству, подготовка к будущему материнству, чтение книг и разыгрывание спектаклей по прочитанному материалу. Королеву оберегали от разного рода неприятностей, которых в подводном мире пруд пруди. Даже тогда, когда злые люди скинули в воду целую гору бытового мусора, все жители Королевства приплыли в то место, где жабры съеживались от гнилостного запаха, и дружно убрали весь хлам. Они не хотели, чтобы еще не рожденный малыш отравился зловонием.


Зеленоглазая красавица догадывалась о всеобщей заботе и старалась каждого жителя чем-то отблагодарить: улыбкой, своим чудесным пением, вышитым именным платочком. По всему руслу она разместила картины излучающие свет, тепло и доброту. Каждому малышу Королевства было назначено ежедневно получать из королевского сада по сладкому фрукту, из речной молочной фермы – свежайший творожок, молодой сыр и кувшинковый йогурт. Мам Королева тоже удостоила особой чести – она открыла оздоровительно – образовательный центр, где они могли получать любую необходимую помощь и поддержку, развивать и совершенствовать себя и своих малышей. Пруд Великович всячески поддерживал начинания


своей жены, и даже поручил главному экономисту Толстолобику Дебитову-Кредитову разработать план по реализации новой бюджетной программы с учетом издержек на содержание Мамочкиной радости (так ласково жители называли новый центр).


Мужское население тоже не обходили стороной – для них был создан клуб по интересам: бизнес, спорт, увлечения и даже научная лаборатория. Применение своим интересам и способностям нашли все подводные жители. Даже русалки, известные пустозвонки, сплетницы и наряжухи, направили свои «таланты» в созидательное русло: они объединились в творческий коллектив, и по выходным показывали на главной подводной сцене забавные сатирические номера и поэтические этюды. VIP-места в зале занимали пожилые представители подводного мира. Специально для них, новоиспеченные артистки рассказывали последние услышанные и подсмотренные новости. Бабушкам так нравилась трескотня болтушек, что они без устали им аплодировали. А дедушки дарили красавицам букеты. Русалкам того и надо: аплодисментов погромче, да цветочков побольше.


Было еще одно важное дело Королевы: как-то раз, свободно проплывая между грудой вековых камней, она заметила, что не все могут так запросто преодолеть в сущности пустяковую преграду. Для нее стало открытием, что ее прекрасным ботаническим садом могут любоваться не все. Для них Королева построила специальные безопасные подводные тоннели. Эти тоннели вели во все уголки Прудовых угодий. И эти «не все» смогли стать «всеми». Для всех был построен сквер с точной имитацией растений из королевского ботанического сада. Эти копии можно было трогать, чего нельзя было сделать с настоящими.


Как было подмечено главным придворным статистом Лещем Системкиных, такая объемная королевская забота замечательным образом повысила общую производительность труда. Настроение улучшилось до верхнего уровня воды. И даже зловреднейшая Щука Ужасбездобротная, получив заразительную пилюлю доброты, перестала совершать привычные


злодеяния. Поговаривают, ее часто видят в детском саду, где она, пока мальки спят, чистит игровую площадку и достает, сбитые подводным течением, игрушки. Даже маленькие лягушата перестали ее боятся и робко поквакивают из-за водорослей, призывая бывшую злодейку достать им укатившийся мячик. К заботе о меньших, она приобщила ватагу таких же, какой была когда-то она сама, рыбешек. Поняв, что они кому то очень даже нужны, что в них верят, их ждут и любят, рыбята из зловредных превратились в доброласковых. Они самостоятельно организовали отряд под названием «Протяни плавник».


Пруд Великович, услышав о добрых делах отряда, доверил им еще одно важное дело – патрулировать темные уголки Пруда в вечернее время. Им даже выдали форменные куртки с ярким нагрудным знаком. Рыбкам так понравилось быть ответственными, что они стали обмениваться опытом с другими бывшими зловредными на ежегодном слете «Такая новая жизнь!». Каждому из них было понятно, что благодарные глаза тех, кому ты помог, придают гораздо больше сил и возможностей, чем стыренная в злонамеренном порыве блескучая ерунда.


Агент по внешнему досмотру, ширококрылая Чайка Зорких, доложила на пленарном заседании: с высоты птичьего полета, водная гладь Нытвенской акватории стала иметь настолько чистый изумрудный оттенок, что пассажиры, в пролетающих мимо самолетах, стали требовать от пилотов продолжительного лавирования над новым чудом, дабы вдоволь насладиться небывалым зрелищем.


 


 


Глава3. РОЖДЕНИЕ ЧУДА


Все это не могло не отразиться на будущем наследнике. И вот, услышав долгожданное угуканье, Зайка, забыв все правила приличия, проскользнул в открытую щелку (двери во всех домах подводного мира замков не имеют и поэтому легко открываются) и увидел чудесную


маленькую колыбельку, сплетенную из шелковых водорослей, украшенную белыми кувшинками и морскими звездами (подарок от иностранного родственника). Зайке так хотелось поглядеть на малыша, что он приглушил свой световой поток и, с замиранием сердца, уселся на краешек колыбельки.


А замереть было от чего! Внутри, утопая в пене кружев, спал очаровательный малыш, по виду напоминающий, не то водяного, не то лесного эльфа, не то гномика (Зайка гномов не видел, но придворный сказочник – Линек Байкинвракин упоминал об одном добром гноме, который жил под землей и умел варить необыкновенно вкусный сироп от температуры). У новорожденного были длинные ушки, маленькие виброусики, пухлые губки и смешной курносый нос. Непокорный чубчик мило торчал из чепчика, а круглый ротик сладко причмокивал и издавал те самые булькающие звуки, услышав которые, наполняется нежностью даже самое черствое сердце. Покрыт он был сиренево-голубым пушком, что давало понять – в этом ребенке течет королевская кровь!


Малыш открыл глазки, и два, знакомых всему Королевству, изумруда глянули на Зайку не по-детски умным взглядом. Зайка от неожиданности весь вспыхнул и озарил комнату таким световым потоком, что проснулись и молодая мать, и няньки, и даже сам новоиспеченный отец ввалился в комнату крупной волной. В руках он держал охапку золотистых гиацинтов и бубенчиковую погремушку для сына. Между прочим, сегодня Зайку за такую наглость никто не поругал, более того, его попросили, как можно быстрее разнести радостную весть по всей водной округе. Зайка, на мелодичных волнах, и при полной мощности световой батареи, поскакал трубить о рождении Чуда из пруда, нареченным в честь цветовой особенности родителей – Зелеводой Прудовичем.


 


 


Глава 4. СКРОМНЫЙ УМНИК


С того времени утекло не мало воды. Каждый год Зелевода прибавлял в росте и в весе, и к 100 годам своего существования уже имел внушительный, по сравнению с основным водным населением, размер. Величавость была дана ему от отца, от матери же он унаследовал магнетического цвета глаза, с озорными золотистыми искорками и волосы, умиротворительного малахитового оттенка. Чубчик так и остался непослушным. И как бабушки, речка Кама и Плотина Великовна, не старались его пригладить, он все равно забавно топорщился то влево, то вправо, а с утра вообще во все стороны света. Поэтому младенческий чепчик сменила подростковая шапочка, с любовью связанная няней, чтобы хоть как-то усмирить непокорную шевелюру Зелеводы.


Няня Заботушка Родимовна так любила своего подопечного, что на каждое день рождения дарила ему свитерок, связанный из собственноручно спряденных нитей редко растущих водорослей. Эти растения она собирала в самом чистом уголке пруда (там, где уточки заводят свое потомство). Затем няня переплетала их с нежнейшим утиным пухом, окрашенных лунным и солнечным светом. Крестная Зелеводы – Тетушка Луна (а кто еще может быть в крестных у Чуда из пруда?!), для декора обновки доставала из своих запасов бриллиантовую звезду, чтобы по вечерам она помогала Зелеводе освещать путь домой и сигнализировать окружающим: внимание плывет молодой, порой невнимательный и забывающий об опасностях малец! Зелеводе так нравился этот красивый и полезный светящийся значок, что он нахимичил в своей мастерской нечто подобное для деток подводного мира (бриллиантов то на всех не хватает, но если приложить ум и смекалку, тогда заблестит то, что и золотом не является). Теперь каждый малыш мог прикрепить значок со светящимся свойством у себя на груди. Ребенку весело, и маме спокойно.


Зелевода рос, как и положено члену королевской крови, в окружении полной заботы и любви. Но, несмотря на всеобщее обожание, он был чутким, добрым и отзывчивым малым. Когда он был маленьким, некоторые


личности подсмеивались над его нестандартными ушами. А уже потом поняли, что размер этих ушей природой был заложен для того, чтобы их обладатель мог слышать даже самый тонкий писк о помощи. Зелеводе даже по ночам приходилось вылезать из теплой постельки и вызволять из беды очередную бедолагу. Скольких рыбешек он спас из сетей, скольких паучков вынул из расщелин, скольким русалкам распутал кудри –вечно они плавают там где не надо…


А однажды он спас тонувшую девочку, хотя людей в подводном мире не сильно то жалуют. И главный королевский указ гласит, чтобы все подводные жители держались подальше от сухопутных двуногих. Но эту белокурую крошку, с испуганными голубыми глазами Зелевода не мог не спасти. Потом он, конечно, получил королевский нагоняй, за то, что мог подвести все Королевство. Дело в том, что человеческий детеныш могла рассказать своим сородичам, что видела под водой кого-то, явно живого и сообразительного! А этого, в целях безопасности всего подводного мира, допустить никак нельзя. Но Зелевода не мог поступить иначе. Мать радовало, что объем сердца ее сына стремится в бесконечность, но с другой стороны, ей было так за него тревожно.


Другой отличительной особенностью подводного принца были его пытливый ум и вездесущий нос. Любопытством удостаивалась любая штуковина, случайно или нет, попавшая в воду. Это для обыкновенного взгляда заблудившаяся потеря могла иметь сущую незначительность, а умный и начитанный глаз Зелеводы сразу определял ценность и значимость находки. Весть о «золотых» лапах нытвенского подводного принца давно уплыла за пределы краевой акватории. Со всех сторон, в мастерскую Зелеводы приплывали нуждающиеся в починке предметы, или найденные в величавых водных просторах штуковины.


За его золотолапость и мастеровитость ему неоднократно присваивали титул Главного Умника Уральского подводного мира. От этих званий Зелевода скромно отмахивался. Это мама бережно складывает у себя


кубки, медали и грамоты и с материнской любовью перебирает их в минуты ностальгической нежности. А для самого Умника важным было то, что все эти почести и награды давали ему возможность посещать Уральскую подводную библиотеку в любое время (книги в близплавающих читальнях он уже все пересмотрел).


Именно там, в многовековом хранилище подводных и наводных книг, Зелевода нашел такие, которые могли помочь воплотить в реальность его заветную мечту – взлететь в небо на собственнолапно построенном самолете, да на таком, чтобы и под водой и над водой можно было, эдакий аква-аэромобиль, с возможностями парящей птицы и плавающей рыбы. Так, чтобы сухолетного подружить с подводноплавающим. Эта мечта не давала ему покоя ни днем, ни ночью. Зелевода даже смастерил специальный сигнализатор пролетающих самолетов (под водой ведь не слышно гул моторов), один конец которого был прикреплен на поверхности воды, а другой с колокольчиком, в мастерской Зелеводы. Когда самолет пролетал над домом Зелеводы, то его звуковая волна приводила в действие чувствительный наконечник проводника, а тот, в свою очередь, заставлял звенеть колокольчик.


 


 


Глава 5. ДЕВОЧКА С ГОЛУБЫМИ ГЛАЗАМИ.


И вот, услышав знакомый звон, Зелевода спешно поплыл на встречу своей мечте. И выпрыгнул поплавком на самую поверхность воды, забыв о прописанных подводных правилах. Он так заворожено смотрел на объект своих мечтаний, что не сразу заметил устремленных на него голубых глаз, которые не мигая смотрели на чудо из чудес. Только потом, когда уже поздно было скрыться под водой, он услышал прерывистое дыхание, не свойственное подводным жителям. Виброусы интенсивно зашевелились. Повернув голову в сторону неопознанного звука, Зелевода увидел людишку, с волосами цвета радостной луны (соломенно-желтый с алым перламутром)


и, как будто знакомыми глазами. Зелевода не нашел ничего лучше, как оскалится в знак приветствия и помахал лапой (не зря он посещал уроки этикета). Людишка, а это была девочка, тоже помахала в ответ. Зелевода лихорадочно вспоминал уроки приветствия и установления контакта, но вместо этого он чихнул. И тут же прелестная бабочка устремилась в сторону незнакомки и уселась ей на курносый носик. Девчушка округлила от удивления и восторга глаза и скосила их туда, где уютно устроилась голубовато-зеленая. Зелевода заулыбался, отметив комичность получившейся рожицы. Девочка тоже чихнула. Новой бабочки не случилось, но контакт, несомненно, был установлен.


– Я тебя знаю, – девочка опомнилась первая. – Это ты меня тогда спас…


«Ах вот откуда я помню эти глаза» – мелькнула в голове у Зелеводы. – Да ладно, можешь не благодарить, дельфины всегда так делают!


Девочка удивленно вскинула брови – Ты дельфин?


– Да нет, конечно. Я это, подводно – и – земнодышащий. – Зелевода сам удивился только что придуманному объяснению своих сверхъестественных способностей (из всех подводных существ он единственный мог себя нормально чувствовать, как в воде, так и на суше, – но быть на суше ему строго запрещалось).


– А, вспомнила, ты этот, амфибия! И очень даже симпатичный!


После таких слов Зелевода зачем-то выпятил свой живот, из которого звучно забулькало. Затем его тело с головы до ног покрылось краской, из-за чего он стал похож на большой и переспевший помидор. Помидор начал кхехать, кхикать и кхокать. Незнакомка поняла, что с такими метаморфозами надо срочно что-то делать, иначе вместо бабочек здесь запрыгают лягушки.


-Я Люба,- просто представилась девочка. – Мама зовет меня Любочкой, папа – Любашей, а бабушка ласково– Люба моя. Ну а в паспорте у меня написано – Любовь!


Мозг Зелеводы тут уже начал обрабатывать полученную информацию, и он обрел свой прежний


а. Зелевода Прудович.- Чубчик обладателя столь редкого имени устремился вверх.


– И много вас таких? – поинтересовалась Любочка.


– Да вроде один я такой: так случилось, что когда мои мама с папой мечтали о чудесном малыше, их услышала Тетушка Луна. А бока у нее тогда имели самую круглую форму. Вот и получился чудной я!


– Не чудной, а чудный, – поправила Любочка, – то есть, ты хочешь сказать, что когда на небе полнолунье, то любое желание может исполниться?


– Не совсем любое, а самое заветное, которое хочешь всем сердцем. – Зелевода посмотрел на небо.


– А у тебя есть мечта? – спросила Люба


– Есть!- Ответил Зелевода и опять посмотрел вверх.


– Расскажи?


– Не могу, иначе не исполнится.


– А вот и нетушки. Я всегда на Новый год пишу о своей мечте Деду Морозу, и оно исполняется!


– Да читал я про вашего Деда Мороза! Ему от ваших желаний туго приходится… Старый ведь он уже. Нет, чтобы самим потрудится…


– Что есть, то есть. – Согласилась девочка. – А давай дружить?


– Мне нельзя… Погрустнел Зелевода. Новая знакомая ему очень понравилась, но главный королевский указ гласил…


-Почему? – Удивилась девочка.


Зелеводе пришлось рассказать, сколько зла приносят люди водоемам и их жителям. Как гибнут мальки, задохнувшись от сброшенной грязи, как погибают их мамы и папы, запутавшись в сетях, как иссушаются подводные источники, забившись грязью и много чего такого, о чем люди даже не подозревают.


Девочка молча слушала, и ей так стыдно было за деяния своих сородичей. Она даже не пыталась придумать оправдание, потому что нельзя оправдать то, что приводит к гибели живых существ. А то, что под водой


целые города, она теперь знала, и готова была рассказать об этом людям. Но Зелевода попросил ее этого не делать. По, крайней мере, пока. Пока люди не готовы изменить себя, свое мировоззрение и свои привычки.


Глава 6. ПЛАН


– Ну тогда я именно тот, кто нужен и вам и нам!– Твердо сказала Люба.


Настало время удивиться Зелеводе.


И девочка рассказала, что, по ее мнению, надо сделать, чтобы люди больше не причиняли зла тем, о существовании которых они даже не подозревают. Люба достала из своей сумки блокнот и ручку и быстро накидала план действий. И был он таков:


> Люба учится на одни пятерки. Пишет научную работу на тему «Чудо из пруда», в которой подробно рассказывает о жизни в подводном мире. И с этой работой едет на президентскую елку в Кремль, куда ежегодно приглашают самых талантливых ребят. Там она в картинках рассказывает Президенту и другим ребятам о чудесах под водой. Она обязательно должна получить президентское слово в защиту водного мира. А Владимиру Владимировичу верить можно! Да и ребята поддержат!


> Получив профессию, она возвращается к себе на малую родину, и строит чудесный дом, в котором все будет так, как в подводном мире. Прорабом и вдохновителем будет, конечно же, Зелевода.


> Зелеводе предписывалось вплотную заняться туристическим направлением. Ведь сюда, в Нытвенскую акваторию, будут валом валить люди, узнавшие о новом, неизведанном и так нуждающемся в заботе мире. Добрых много, им только надо предоставить «правильные» места для работы, отдыха и зрелищ. Зелевода со своими помощниками должен разработать эти «правильные» места.


В последнем пункте будущий вдохновитель-прораб засомневался, но предприимчивая Любочка приободрила:


– Ты вон какой умный и симпатичный, у тебя все получится!


Зелеводе очень понравился план. Он поверил девочке. Его изумрудные глаза заблестели, сердце бешено заколотилось, и он рассказал о своей заветной мечте. Сверху на них ласково поглядывала крестная Тетушка Луна. Бока у нее были, самые что ни на есть, полные…